26.07 - 31.07.2016

Актуальности

Обратно

Он был для нас настоящим даром

2016-07-29


- Мачей был одним их тех людей, которых Господь во время подготовки ко ВДМ подверг испытанию страданием. Он не единственный, кого это встретило, но Мачей принес в жертву всего себя, - говорит о. Гжегож Суходольский, генеральный секретарь Оргкомитета ВДМ.

Мачей Симон Чещля — проектант визуальной коммуникации, выпускник краковской Академии Искусств, ценимый, опытный работник. В Оргкомитет пришел в сентябре 2014 г., когда увидел объявление о волонтерстве ВДМ в университете.  



Голос рассудка

- Его первым заданием было графическое оформление начинающихся духовных упражнений: из одной фотографии он сделал что-то невероятное! После этой анимации мы поняли, что Мачей — профессионал. В то время мы вчетвером заканчивали работать над проектом сайта ВДМ. Было нелегко, и мы попросили Мачея помочь. Он приходил после работы, на несколько часов, - рассказывает Моника Рыбчиньская, художник-график в Оргкомитете. - Он был для нас голосом здравого рассудка: мы могли сидеть и до 22 часов, а Мачек в восемь уже прощался с нами и нам советовал заканчивать, подкупал нас шоколадками. Дисциплинировал нас. Именно тогда мы его и полюбили.

В декабре 2014 г. Мачей уволился со своей работы и присоединился к группе графиков ВДМ. Он не был сильно привязан к Церкви, можно даже сказать, что был скептически к Ней настроен. И несмотря на это, он хотел здесь работать.

- Однажды он сказал мне: Знаешь, Моня, я здесь, потому что я хочу еще поверить, что в Церкви есть что-то доброе, - рассказывает Моника.
Вместе с Моникой они начали работу над проектом визуализации декораций города во время ВДМ. Затем следующий проект... И еще один... Пакет паломника, проект орнатов... Текучка... Работа... Время бежало быстро...


Как доктор Хаус

Проблемы со здоровьем у Мачея появились в сентябре 2015 г. Начало болеть колено, думал, мениск. Все откладывал визит к врачу, казалось, что поболит и перестанет. Все советовали ему записаться на обследование, но Мачек все отмахивался, хотя не знал причины боли, вроде, не падал, не ударялся. Во время съезда делегатов в ноябре 2015 г. Мачей представлял графический отдел. Тогда он уже ходил на костылях и именно костылем показывал на настенном слайде, как лучше использовать логотип ВДМ.

- Он был похож на др. Хауса, - рассказывает Моника. - Когда мы потом просили молиться за него, все помнили его именно благодаря этому костылю.

А потом было обследование, подозрение опухоли, биопсия, подтверждение диагноза. Химиотерапия, одна, вторая, следующая... Его папа просил, чтобы мы присылали ему работу на дом. И Мачей дома разрабатывал проекты, связанные с Послами ВДМ, анимацией. Несмотря на усиленную химиотерапию, его состояние ухудшалось, начались метастазы в легких. Он задыхался, а лекарства не помогали.

- Это он придавал нам сил, которых нам часто недоставало. В той спешке, которая царит  у нас, пропадает перспектива, что надо следить за своим здоровьем, и Мачей напоминал нам об этом. Он был для нас огромным даром. Ты куда-то спешишь, работаешь — и вспоминаешь: есть Мачей, есть что-то более важное, чем то, какой получится проект, - вспоминает Моника.

Когда коллеги из Оргкомитета узнали о болезни Мачея, за него началась молитва. Предложили месяц поста, на специальной таблице люди писали, кто и что жертвует за него. Ежедневно в его намерении читался Венчик и служилась Св. Месса. Волонтеры ВДМ были на аудиенции у Папы, и сам Папа молился за него. Кто-то написал родителям блаж. Кьяры Бадано. Реликвии св. Шарбеля посетили его в больнице.

- Однажды Св. Месса в намерении Мачея была в нашей часовне, и Мачей был на ней. Во время молитвы верных все плакали как дети, - вспоминает Моника.

- То, что Мачей дал Оргкомитету, кроме своих графических проектов, - это упование, что Бог превышает человеческие слабости, что может их переменить. Во время своей работы в Оргкомитете, он стал верующим и уповающим на Бога человеком, сумел научиться принимать свое страдание и стал в этом нашим учителем, – говорит о. Суходольский.


Я просто хотел бы жить

21 марта Мачей опубликовал на Facebook фильм «Сто дней с раком».

«Ровно сто дней назад я узнал, что некоторые клетки в моем организме решили взбунтоваться и превратились в злокачественное образование бедренной кости. Позже оказалось, что кроме того, что они раковые, они еще и любят путешествовать — в мои легкие они понаехали, как поляки в Хорватию во время каникул».  

В мае Мачей написал: «Как быстро меняется жизнь и приоритеты... какие у всех нас разные мечты: одни мечтают о карьере и славе, новой работе, богатстве, или хотя бы о том, чтобы ожидаемое событие (ВДМ) завершилось успехом... Я уже 150 дней мечтаю об одном... Я просто хотел бы жить».

- Мы в комитете уверены, что Господь дал ему нас, чтобы свою болезнь он мог пережить в окружении тех, кто верит и уповает на Бога, потому что хотел привести его к Себе, используя помощь таких замечательных людей, которые здесь собрались, - говорит о. Г. Суходольский.

В июне Мачей принял решение об ампутации ноги. 6 июня прошла операция. Но после нее становилось все хуже. Он ничего не ел, впадал в депрессию. Лекарства провоцировали у него обильное потоотделение, он должен был переодеваться несколько раз в день. Больные легкие не позволяли ему много говорить. Но он постоянно был в контакте, писал смс, был на Facebook. Вскоре после ампутации он вернулся в больницу. Знакомые получили от него известие: так плохо еще не было...

- Мне с самого начала казалось, что его присутствие здесь входило в Божий план. Потому что ВДМ — это такой проект, где духовная сторона очень важна. В светских фирмах этого нет. А здесь мы постились, молились — чувствовалось единство: все за одного! Это были плоды его болезни — до нее бывало по-всякому, а Мачей объединил нас, - говорит Моника.  

Мачей умер 2 июля 2016 г.


Марта Лысек

Перевод: Елена Григорьева

Ta strona wykorzystuje pliki cookie. Pozostając na tej stronie, wyrażasz zgodę na korzystanie z plików cookies.

Potwierdzam.